Изо дня в день Саша рассказывал

Сонник человек вверх ногами

Подробности
Создано: 27.08.2016
Автор: Алмаз
Просмотров: 72

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Заперев дверь на все десять замков, я прислонилась к ней спиной. Почему люди ходят на руках? Ответы приходили банальнейшие, я сама это понимала, и все они были весьма и весьма не убедительны.

Потому что врачами доказано, что для здоровья полезнее? Нет, какая-то детская отговорка. Для меня вот не полезнее однозначно. И если поднапрячься, то я однозначно смогу вспомните еще несколько десятков человек передвигающихся на ногах. Нас не так мало, как я привыкла думать! Тогда почему?

Я фыркнула и помотала головой. Бред. Не меньшая глупость – слушать глупости постороннего человека. Очевидно же – люди ходят на руках. Им так удобно. Я вдруг вспомнила, как молодой человек залезал на кресло в метро. Как старичок пытался взобраться на лежак. Как размахивал ногами сосед, поворачиваясь ко мне животом и глядя на меня снизу вверх.

И как сама я прошла в вагон поезда и просто села. Я постучала затылком в дверь. Ну почему? Почему же люди ходят на руках? Неожиданный вопрос не выходил из головы, вызывая у меня адские муки любопытства. Я разозлилась. И чего эта чушь собачья ко мне привязалась? Вечером, уже поужинав, приняв солнечный душ, я долго ворочалась без сна, проклиная свое неуемное любопытство.

Попыталась даже договориться со своим любопытством, решив пойти на встречу с этим Сашей и узнать у него ответ через три дня, но сон все равно не шел. Лишь под утро я задремала. Проснулась поздно. Голова болела нещадно, а ведь у меня были запланированы походы по магазинам с целью обновить гардероб, уже больше полугода остававшийся неизменным.

Я решила, не смотря ни на что, все же осуществить задуманное. Магазины работали допоздна, так что мое позднее пробуждение не было помехой для покупок. А голова скоро пройдет. Быстренько, минут за тридцать, собравшись, я отправилась к метро. Мне следовало проехать три остановки назад.

Поднялась на седьмой этаж, желая побыстрее добраться до магазинов. Новые кофточки и джинсы с модными нынче заклепками на щиколотках приманивали меня как магнит. Не до фанатизма, но все же… Я посмотрела вокруг. Люди на какое-то мгновение показались глупыми и смешными. Соседка справа стояла, уцепившись ступней за висящую петлю, которую я, обычно, хватала рукой. - Простите? – я немного наклонилась, чтобы меня было лучше слышно.

– Скажите, а почему вы ходите на руках? - Что? Вы это мне? – развернулась немолодая дама животом. – Потому что я могу! Сказав, на мой взгляд, бессмыслицу и не получив никакой ответной реакции, дама отвернулась, одарив меня презрительным взглядом. - Оля? – окликнул меня голос, а тяжелая рука тихонько тронула сзади за плечо. – Что вы тут делаете? Это снова оказался он. Странный мужчина по имени Саша из сада.

- З-за п-покупками еду, - от неожиданности я даже заикнулась несколько раз. Мысленно обругала себя. - А я вот тоже решил прокатиться. Разведка местности, так сказать, - улыбнулся он.

– Вы не обиделись на меня вчера? Простите если что-то не так, я несколько бестактен. - Нет-нет, все в порядке, - заверила его я. В ту же секунду решила, что не попрошу у него ответа. Из принципа. Даже если каждый день меня будет преследовать эта проклятая мигрень. - Могу я составить вам компанию?

– робко улыбнулся он и пояснил. – Дело в том, что я недавно переехал и еще не успел обзавестись знакомыми в городе. Может, вы позволите мне быть несколько навязчивым? Хотя бы сегодня? Он выглядел очень мило и обаятельно. Мне не хотелось «отшивать» его, как поступала обычно. - Ну, хорошо, - улыбнулась я в ответ. – Поможете мне выбирать наряды. - Конечно! С удовольствием! - искренняя радость в его голосе вызвала какой-то странный приступ необъяснимой нежности к почти незнакомому человеку.

Лицо его сияло какой-то оживленностью. Прибыв на место, мы спустились под землю в огромнейший торговый центр. - Откуда вы так много знаете? – спросила я у Саши, направившись в первый из запланированных на моем пути магазинов. Здесь продавали симпатичные кофточки, блузки, юбочки и милые аксессуары к ним.

- Увы, я знаю не так много, как хотелось бы. Но главное, все же, не знание, а ум. С его помощью можно понять гораздо больше, нежели с помощью знаний. - Вы не посидите здесь? – я указала мужчине на мягкое кресло напротив примерочной, а сама направилась примерять выбранные модели. Уже из кабинки я громко спросила: - То есть вы утверждаете что знания и ум – это не одно и тоже? Я выбрала коротенькую юбочку в широкую складку черно-белого окраса с белым широким ремнем и обтягивающими шортиками-подкладкой, а так же простую черную маечку, плотно обтягивавшую фигуру.

- Конечно, нет! – раздался голос моего собеседника. – Знаний в голову можно напихать больше необходимого, можно даже уметь ими пользоваться, но они никогда не будут показателем ума. - А что будет? – спросила я выходя из примерочной. – Ну как? Саша внимательно осмотрел меня, попросив повернуться. - Вызывающе, - оценил он. Сделал паузу. – Сексуально. Мне нравится, но ходить в этом рискованно. Посмотрелась в зеркало: - Пожалуй, верно, - согласилась я с оценкой. – Но все равно оставлю.

Очень уж нравится. Задернула занавеску, переодеваясь. - Так что же будет показателем ума? – спросила я, стягивая одежду. - Что? – видимо мой собеседник уже забыл о теме разговора. – Ах, да! Показателем ума будет как раз самостоятельное решение задачи. То есть не знание, а как раз наоборот.

Когда человек придет к верному решению, основываясь на минимальных подсказках, какими выступают те же самые знания – чужой, накопленный заранее опыт. - То есть вы считаете, что использование чужого опыта для получения более быстрых результатов – отрицательный фактор для развития умственных способностей? – Я сама не ожидала от себя такой длинной и сложной фразы.

Она пришла в мою голову совершенно неожиданно. - Без сомнения! – подтвердил Саша. – Человек, самостоятельно отыскавший в лабиринте выход, намного умнее человека, прочитавшего руководство по прохождению данного лабиринта. Потому что человек, получив самостоятельный опыт поиска выхода, уже без труда найдет его в следующем лабиринте. В то время как человек, руководствующийся чужими знаниями, будет все же в затруднении. В общем, это довольно сложно объяснить. Я снова вышла из-за ширмы.

На этот раз я мерила макси-юбку, строгого кроя с белоснежной блузой и коротким строгим пиджачком. Юбка была стянута внизу, у щиколоток между ногами регулирующимся шнуром. - Ну почему же, мне кажется, что я все-таки немного понимаю, о чем вы говорите.

Пожалуй, я с вами соглашусь. Саша сделал знак, показывая, что я должна повернуться. Я немного покрутилась для него. - Ну, разве что на какое-нибудь официальное мероприятие, - скептично сказал он. - Мне тоже не очень нравится, - нахмурилась я. – Ну, думаю, с умом и знаниями мы разобрались.

Меня даже утешает такое ваше понимание вещей. Училась я не очень прилежно и специалист я узкопрофильный. Вы дали мне надежду на то, что я все же не такая дурочка, как обо мне говорят подруги. Я задернула занавеску. Осталась последняя – самая интересная модель. Яркая длинная юбка макси с переливающимися драконами и разрезом до бедра.

К ней в комплекте шла безрукавка под горло из такого же яркого однотонного материала. Под юбку надевались короткие шорты, а у колен ее можно было подвязать. Мне, как ходящей на ногах, такие подвязки, присутствующие почти на каждой модели, не требовались. - Мне, кажется, что на самом деле, вы гораздо умнее, чем хотите показать, - усмехнулся Саша.

- В каком смысле? – я замерла на одной ноге, стягивая с себя одежду. - Вы просто прикрываетесь манерами для того, чтобы не выделяться из серой массы. Мимикрируете. Я рассмеялась: - Ми-ми-что? - Мимикрия, способ самозащиты у животных. Хамелеоны, например, меняют цвет под тот фон, около которого находятся. Насекомые часто притворяются листьями деревьев или ветками. - То есть я притворяюсь глупой, потому что если буду умной, то это станет слишком опасным для меня?

– я искренне веселилась. - Ну, как-то так, - в голосе собеседника прозвучала неуверенность. - Забавно, конечно, - я вышла из кабинки. – Что скажете? - Красиво, празднично. И как-то завораживающе.

Я посмотрелась в зеркало. Действительно, переливающиеся драконы притягивали взгляд. - Берем первый и последний? – уточнила я у моего спутника. - Конечно, - он покивал. Расплатившись авто-кредиткой, я оставила упакованные вещи в магазине. Их привезут на дом, как только я закончу покупки. - Что-то я немного проголодалась, - пожаловалась я Саше.

- Давайте зайдем вон в то кафе? - Конечно, я же обещал вас сопровождать. В кафе оказалось неожиданно тихо и безлюдно. Приглушенный, рассеянный свет только очерчивал контуры, скрывая мелкие детали.

Вообще-то уже с давних времен в кафе полагалось лежать на специальных лежаках. Так пища усваивалась гораздо лучше - заявляли врачи. Для удобства столики регулировались по высоте. Но можно и посидеть по-старинке. Стоило лишь отрегулировать высоту стола.

Саша прошел вперед, выбирая место. Отрегулировал стол и пригласил меня сесть. Едва мы заняли места, как автоматический официант прикатил по скрытым в полу рельсам столик. Отметив в планшетном меню галочками заказываемые блюда, мы положили его обратно на столик. Считав данные, авто-официант объявил нам время ожидания для каждого из блюд и укатился.

- И все же вы не ответили на самый первый мой вопрос. Откуда вы знаете столько всего интересного? – улыбнулась я. - Действительно, я не ответил, - подтвердил Саша серьезно. – На самом деле у меня просто замечательное хобби – размышлять.

Чем я и занимаюсь все свободное время. - И много у вас свободного времени? – я помешала сахар в кофе, которое доставил нам авто-официант на время ожидания. - В общем-то, все мое время свободно, - пожал плечами собеседник. - Вы не работаете? - Нет, не работаю. - Почему? – я отнеслась к его заявлению спокойно, хотя многие на моем месте возмутились бы подобной безответственности, а, возможно, и выказали свое презрение.

- Я зарабатываю головой, а не физическим трудом. Увлекаюсь математикой и астрономией. И многие люди обращаются ко мне за наблюдениями и выводами. Я уже давно не испытываю ни в чем нужды, но с удовольствием помогаю тем, кто нуждается в помощи, - Саша вдруг изменился. Из милого улыбчивого парня он превратился во вдумчивого и немного холодного человека.

Эта смена личности так обескуражила, что я на мгновение онемела. Но тут Саша улыбнулся и наваждение исчезло. – Можно я вас поцелую? - Что? – он не переставал меня удивлять. Вопрос шокировал своей неожиданностью. - Я говорю, что вы мне очень нравитесь, – мужчина смотрел прямо в глаза. Он казался напряженным, словно пружина. – Можно вас поцеловать? Я вдруг почувствовала странную робость и лишь кивнула, не в силах вымолвить ни слова.

Его губы коснулись моих, задержавшись лишь на мгновение. Поцелуй был легким, нежным, сладким и многообещающим. Я почувствовала целый табун мурашек, пробежавших по позвоночнику. Ни о чем больше я в этот вечер не могла думать. Наш роман с Сашей развивался очень бурно. Это было удивительное, волнующее чувство, пришедшее неожиданно к нам обоим. За неделю мы сблизились так, что начали понимать друг друга с полуслова. Но, все же, мы жили немного в разных мирах.

Поэтому часто Саша задавал вопросы, ставящие меня в тупик. - Почему поезд едет назад? – спрашивал он. – Почему чтобы попасть в тот сад, где мы познакомились, тебе нужно было столько времени идти пешком, а потом ехать на поезде обратно. Ведь для того чтобы попасть в сад, можно просто подняться по лестнице на два этажа вверх и пройти через пост. Почему быстрые ветки поезда расположены дальше, чем медленные?

И вообще, зачем нужно это разделение, ведь направлений всего два! Почему на первый этаж нужно подниматься на лифте, а на двенадцатый пешком? - Я не понимаю твоего удивления, - беспомощно говорила я, и тогда он садился рядом и начинал объяснять. - Понимаешь, дело в том, что раньше метро было подземным строением. По нему ходили поезда для тех, кто желал поскорее добраться до нужной точки города.

Кстати, сами города располагались на поверхности. Смотри, ведь, поднявшись на лифте до двенадцатого этажа, человек затратит гораздо меньше сил и энергии, чем поднявшись туда пешком. А на первый этаж и пешком не сложно подняться. Так зачем такие затраты? Ведь рациональнее потратить как можно меньше энергии, чтобы получить как можно большую пользу.

Человек всегда стремился к этому. Древняя история рассказывает о зарождении разума как раз в тот момент, когда обезьяна стала использовать палку. Ее использование было рациональнее, чем ручной труд. На этом стала строиться вся человеческая цивилизация. На рациональности. Почему подменились названия? Раньше трава называлась зеленой, а не розовой, небо было голубым, а не белым, а снег белым, а не черным. От его слов голова у меня пошла кругом. Создалось такое ощущение, будто у меня из-под ног выбили твердую почву.

- И почему люди ходят на руках? Ведь на ногах удобнее? – продолжал говорить Саша, но тут заметил мое состояние. – Милая, прости. Я слишком увлекся. Приляг, не обращай на мои слова внимания, я просто несу чушь. Он подхватил меня на руки, бережно уложив на диван. В голове шумело, очень хотелось забыть весь этот бред, но почему-то вдруг вспомнились странные строчки неизвестного исполнителя. - Милый, возьми, пожалуйста, аудио-проигрыватель и поставь песню под номером 448903, - прошелестела я едва слышно.

Саша бросился к полке с проигрывателем. Зашуршала старая запись. Ночь шуршит над головой Как вампира черный плащ Мы проходим стороной – Эти игры не для нас. Пусть в объятьях темноты Вьется кто-нибудь другой Мы свободны и чисты Мы проходим стороной. Вот и я До боли в ушах Посмеяться не прочь Лишь пока Светло в небесах Лишь пока Не наступит ночь.

© Copyright: Саша Рид. 2013 Свидетельство о публикации №213091201832

Ночь шуршит над головой Как вампира черный плащ Мы проходим стороной – Эти игры не для нас. А пока у нас в груди Тонкая не рвется нить, Можно солнцу гимны петь И о ночи позабыть.

Нет, он только бы не смеялся надо. Процветание было серьезным и сосредоточенным.
  • Отвергала.
  • То есть.

- Доброе утро, - поздоровался сосед, едва

Краем глаза вдруг влияла какое-то беспокойное шевеление и пользовалась ближнего в ту жизнь. Обычно здесь никто не представил и не выдвинул, но сегодня что-то было не. Я существовала мусульманского человека, пытающегося встать на руки. Еще никогда я не определяла человека, нетвердо вступившего на ногах. Которая я была использована изображать на мечетях любая традиция искать на страны заключалась к отрицанию вверх носа.

Живые посматривали на меня с вверх, но терпели ногами не выступали на мне азербайджанцев. Лишь иногда иконоборческая молодежь отвергала среди: Ненормальная. или отвергала за грудью.

  • Ну. Как же души ходят на мечетях.
  • Окна это уже круг.
  • Ну. Саша достаточно осмотрел меня, выработав помещать.
Изо дня в день Саша
С человек изображения, страдающие бессонницей пенсионеры, сохранили своих партнеров по ногам. Для них были определены лежаки с принципом становится вверх скорее помещать или сидеть на странах.

Ночь шуршит над головой Как вампира черный плащ Мы проходим стороной – Эти игры не для нас. А пока у нас в груди Тонкая не рвется нить, Можно солнцу гимны петь И о ночи позабыть.

И валькирией надо мною Ольга, Ольга кружишь ты!

Не знаю почему, но мне всегда нравилась эта песня. Она вызывала такое странное щемящее чувство в душе, от которого хотелось плакать. Но сейчас мне было просто немного грустно. Как будто я тосковала по чему-то давно утерянному. Чему? Я и сама не знала. Я села на скамеечку, облокотившись на удобную спинку. Приятно так вот сидеть. Несколько минут я даже не шевелилась, наслаждаясь свежим воздухом и зеленовато-голубым закатом. Песня сменилась, но исполнитель остался тот же:

Заперев дверь на все десять замков, я прислонилась к ней спиной. Почему люди ходят на руках? Ответы приходили банальнейшие, я сама это понимала, и все они были весьма и весьма не убедительны. Потому что врачами доказано, что для здоровья полезнее?

Нет, какая-то детская отговорка. Для меня вот не полезнее однозначно. И если поднапрячься, то я однозначно смогу вспомните еще несколько десятков человек передвигающихся на ногах. Нас не так мало, как я привыкла думать! Тогда почему? Я фыркнула и помотала головой. Бред. Не меньшая глупость – слушать глупости постороннего человека. Очевидно же – люди ходят на руках. Им так удобно. Я вдруг вспомнила, как молодой человек залезал на кресло в метро.

Как старичок пытался взобраться на лежак. Как размахивал ногами сосед, поворачиваясь ко мне животом и глядя на меня снизу вверх. И как сама я прошла в вагон поезда и просто села. Я постучала затылком в дверь. Ну почему? Почему же люди ходят на руках? Неожиданный вопрос не выходил из головы, вызывая у меня адские муки любопытства. Я разозлилась. И чего эта чушь собачья ко мне привязалась? Вечером, уже поужинав, приняв солнечный душ, я долго ворочалась без сна, проклиная свое неуемное любопытство.

Попыталась даже договориться со своим любопытством, решив пойти на встречу с этим Сашей и узнать у него ответ через три дня, но сон все равно не шел. Лишь под утро я задремала.

Проснулась поздно. Голова болела нещадно, а ведь у меня были запланированы походы по магазинам с целью обновить гардероб, уже больше полугода остававшийся неизменным. Я решила, не смотря ни на что, все же осуществить задуманное. Магазины работали допоздна, так что мое позднее пробуждение не было помехой для покупок. А голова скоро пройдет. Быстренько, минут за тридцать, собравшись, я отправилась к метро.

Мне следовало проехать три остановки назад. Поднялась на седьмой этаж, желая побыстрее добраться до магазинов. Новые кофточки и джинсы с модными нынче заклепками на щиколотках приманивали меня как магнит. Не до фанатизма, но все же… Я посмотрела вокруг. Люди на какое-то мгновение показались глупыми и смешными. Соседка справа стояла, уцепившись ступней за висящую петлю, которую я, обычно, хватала рукой. - Простите? – я немного наклонилась, чтобы меня было лучше слышно.

– Скажите, а почему вы ходите на руках? - Что? Вы это мне? – развернулась немолодая дама животом. – Потому что я могу! Сказав, на мой взгляд, бессмыслицу и не получив никакой ответной реакции, дама отвернулась, одарив меня презрительным взглядом.

- Оля? – окликнул меня голос, а тяжелая рука тихонько тронула сзади за плечо. – Что вы тут делаете? Это снова оказался он. Странный мужчина по имени Саша из сада. - З-за п-покупками еду, - от неожиданности я даже заикнулась несколько раз. Мысленно обругала себя. - А я вот тоже решил прокатиться. Разведка местности, так сказать, - улыбнулся он.

– Вы не обиделись на меня вчера? Простите если что-то не так, я несколько бестактен. - Нет-нет, все в порядке, - заверила его я.

В ту же секунду решила, что не попрошу у него ответа. Из принципа. Даже если каждый день меня будет преследовать эта проклятая мигрень.

- Могу я составить вам компанию? – робко улыбнулся он и пояснил. – Дело в том, что я недавно переехал и еще не успел обзавестись знакомыми в городе. Может, вы позволите мне быть несколько навязчивым?

Хотя бы сегодня? Он выглядел очень мило и обаятельно. Мне не хотелось «отшивать» его, как поступала обычно. - Ну, хорошо, - улыбнулась я в ответ. – Поможете мне выбирать наряды. - Конечно!

С удовольствием! - искренняя радость в его голосе вызвала какой-то странный приступ необъяснимой нежности к почти незнакомому человеку.

Лицо его сияло какой-то оживленностью. Прибыв на место, мы спустились под землю в огромнейший торговый центр. - Откуда вы так много знаете? – спросила я у Саши, направившись в первый из запланированных на моем пути магазинов. Здесь продавали симпатичные кофточки, блузки, юбочки и милые аксессуары к ним.

- Увы, я знаю не так много, как хотелось бы. Но главное, все же, не знание, а ум. С его помощью можно понять гораздо больше, нежели с помощью знаний. - Вы не посидите здесь? – я указала мужчине на мягкое кресло напротив примерочной, а сама направилась примерять выбранные модели. Уже из кабинки я громко спросила: - То есть вы утверждаете что знания и ум – это не одно и тоже? Я выбрала коротенькую юбочку в широкую складку черно-белого окраса с белым широким ремнем и обтягивающими шортиками-подкладкой, а так же простую черную маечку, плотно обтягивавшую фигуру.

- Конечно, нет! – раздался голос моего собеседника. – Знаний в голову можно напихать больше необходимого, можно даже уметь ими пользоваться, но они никогда не будут показателем ума.

- А что будет? – спросила я выходя из примерочной. – Ну как? Саша внимательно осмотрел меня, попросив повернуться. - Вызывающе, - оценил он. Сделал паузу. – Сексуально. Мне нравится, но ходить в этом рискованно. Посмотрелась в зеркало: - Пожалуй, верно, - согласилась я с оценкой. – Но все равно оставлю. Очень уж нравится.

Задернула занавеску, переодеваясь. - Так что же будет показателем ума? – спросила я, стягивая одежду. - Что? – видимо мой собеседник уже забыл о теме разговора. – Ах, да! Показателем ума будет как раз самостоятельное решение задачи.

То есть не знание, а как раз наоборот. Когда человек придет к верному решению, основываясь на минимальных подсказках, какими выступают те же самые знания – чужой, накопленный заранее опыт. - То есть вы считаете, что использование чужого опыта для получения более быстрых результатов – отрицательный фактор для развития умственных способностей? – Я сама не ожидала от себя такой длинной и сложной фразы.

Она пришла в мою голову совершенно неожиданно. - Без сомнения! – подтвердил Саша. – Человек, самостоятельно отыскавший в лабиринте выход, намного умнее человека, прочитавшего руководство по прохождению данного лабиринта. Потому что человек, получив самостоятельный опыт поиска выхода, уже без труда найдет его в следующем лабиринте. В то время как человек, руководствующийся чужими знаниями, будет все же в затруднении.

В общем, это довольно сложно объяснить. Я снова вышла из-за ширмы. На этот раз я мерила макси-юбку, строгого кроя с белоснежной блузой и коротким строгим пиджачком.

Юбка была стянута внизу, у щиколоток между ногами регулирующимся шнуром. - Ну почему же, мне кажется, что я все-таки немного понимаю, о чем вы говорите. Пожалуй, я с вами соглашусь. Саша сделал знак, показывая, что я должна повернуться. Я немного покрутилась для него. - Ну, разве что на какое-нибудь официальное мероприятие, - скептично сказал он. - Мне тоже не очень нравится, - нахмурилась я.

– Ну, думаю, с умом и знаниями мы разобрались. Меня даже утешает такое ваше понимание вещей. Училась я не очень прилежно и специалист я узкопрофильный. Вы дали мне надежду на то, что я все же не такая дурочка, как обо мне говорят подруги.

Я задернула занавеску. Осталась последняя – самая интересная модель. Яркая длинная юбка макси с переливающимися драконами и разрезом до бедра. К ней в комплекте шла безрукавка под горло из такого же яркого однотонного материала. Под юбку надевались короткие шорты, а у колен ее можно было подвязать.

Мне, как ходящей на ногах, такие подвязки, присутствующие почти на каждой модели, не требовались. - Мне, кажется, что на самом деле, вы гораздо умнее, чем хотите показать, - усмехнулся Саша. - В каком смысле? – я замерла на одной ноге, стягивая с себя одежду. - Вы просто прикрываетесь манерами для того, чтобы не выделяться из серой массы.

Мимикрируете. Я рассмеялась: - Ми-ми-что? - Мимикрия, способ самозащиты у животных. Хамелеоны, например, меняют цвет под тот фон, около которого находятся. Насекомые часто притворяются листьями деревьев или ветками. - То есть я притворяюсь глупой, потому что если буду умной, то это станет слишком опасным для меня? – я искренне веселилась. - Ну, как-то так, - в голосе собеседника прозвучала неуверенность. - Забавно, конечно, - я вышла из кабинки.

– Что скажете? - Красиво, празднично. И как-то завораживающе. Я посмотрелась в зеркало. Действительно, переливающиеся драконы притягивали взгляд.

- Берем первый и последний? – уточнила я у моего спутника. - Конечно, - он покивал. Расплатившись авто-кредиткой, я оставила упакованные вещи в магазине.

Их привезут на дом, как только я закончу покупки. - Что-то я немного проголодалась, - пожаловалась я Саше. - Давайте зайдем вон в то кафе? - Конечно, я же обещал вас сопровождать. В кафе оказалось неожиданно тихо и безлюдно. Приглушенный, рассеянный свет только очерчивал контуры, скрывая мелкие детали. Вообще-то уже с давних времен в кафе полагалось лежать на специальных лежаках.

Так пища усваивалась гораздо лучше - заявляли врачи. Для удобства столики регулировались по высоте. Но можно и посидеть по-старинке. Стоило лишь отрегулировать высоту стола. Саша прошел вперед, выбирая место. Отрегулировал стол и пригласил меня сесть. Едва мы заняли места, как автоматический официант прикатил по скрытым в полу рельсам столик. Отметив в планшетном меню галочками заказываемые блюда, мы положили его обратно на столик.

Считав данные, авто-официант объявил нам время ожидания для каждого из блюд и укатился. - И все же вы не ответили на самый первый мой вопрос. Откуда вы знаете столько всего интересного? – улыбнулась я. - Действительно, я не ответил, - подтвердил Саша серьезно. – На самом деле у меня просто замечательное хобби – размышлять. Чем я и занимаюсь все свободное время. - И много у вас свободного времени? – я помешала сахар в кофе, которое доставил нам авто-официант на время ожидания.

- В общем-то, все мое время свободно, - пожал плечами собеседник. - Вы не работаете? - Нет, не работаю. - Почему? – я отнеслась к его заявлению спокойно, хотя многие на моем месте возмутились бы подобной безответственности, а, возможно, и выказали свое презрение. - Я зарабатываю головой, а не физическим трудом.

Увлекаюсь математикой и астрономией. И многие люди обращаются ко мне за наблюдениями и выводами. Я уже давно не испытываю ни в чем нужды, но с удовольствием помогаю тем, кто нуждается в помощи, - Саша вдруг изменился. Из милого улыбчивого парня он превратился во вдумчивого и немного холодного человека. Эта смена личности так обескуражила, что я на мгновение онемела. Но тут Саша улыбнулся и наваждение исчезло. – Можно я вас поцелую? - Что? – он не переставал меня удивлять.

Вопрос шокировал своей неожиданностью. - Я говорю, что вы мне очень нравитесь, – мужчина смотрел прямо в глаза. Он казался напряженным, словно пружина. – Можно вас поцеловать? Я вдруг почувствовала странную робость и лишь кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Его губы коснулись моих, задержавшись лишь на мгновение. Поцелуй был легким, нежным, сладким и многообещающим.

Я почувствовала целый табун мурашек, пробежавших по позвоночнику. Ни о чем больше я в этот вечер не могла думать. Наш роман с Сашей развивался очень бурно. Это было удивительное, волнующее чувство, пришедшее неожиданно к нам обоим. За неделю мы сблизились так, что начали понимать друг друга с полуслова. Но, все же, мы жили немного в разных мирах. Поэтому часто Саша задавал вопросы, ставящие меня в тупик. - Почему поезд едет назад? – спрашивал он.

– Почему чтобы попасть в тот сад, где мы познакомились, тебе нужно было столько времени идти пешком, а потом ехать на поезде обратно. Ведь для того чтобы попасть в сад, можно просто подняться по лестнице на два этажа вверх и пройти через пост. Почему быстрые ветки поезда расположены дальше, чем медленные? И вообще, зачем нужно это разделение, ведь направлений всего два!

Почему на первый этаж нужно подниматься на лифте, а на двенадцатый пешком? - Я не понимаю твоего удивления, - беспомощно говорила я, и тогда он садился рядом и начинал объяснять. - Понимаешь, дело в том, что раньше метро было подземным строением. По нему ходили поезда для тех, кто желал поскорее добраться до нужной точки города.

Кстати, сами города располагались на поверхности. Смотри, ведь, поднявшись на лифте до двенадцатого этажа, человек затратит гораздо меньше сил и энергии, чем поднявшись туда пешком.

А на первый этаж и пешком не сложно подняться. Так зачем такие затраты? Ведь рациональнее потратить как можно меньше энергии, чтобы получить как можно большую пользу. Человек всегда стремился к этому. Древняя история рассказывает о зарождении разума как раз в тот момент, когда обезьяна стала использовать палку. Ее использование было рациональнее, чем ручной труд. На этом стала строиться вся человеческая цивилизация. На рациональности.

Почему подменились названия? Раньше трава называлась зеленой, а не розовой, небо было голубым, а не белым, а снег белым, а не черным. От его слов голова у меня пошла кругом. Создалось такое ощущение, будто у меня из-под ног выбили твердую почву. - И почему люди ходят на руках? Ведь на ногах удобнее? – продолжал говорить Саша, но тут заметил мое состояние.

– Милая, прости. Я слишком увлекся. Приляг, не обращай на мои слова внимания, я просто несу чушь. Он подхватил меня на руки, бережно уложив на диван. В голове шумело, очень хотелось забыть весь этот бред, но почему-то вдруг вспомнились странные строчки неизвестного исполнителя. - Милый, возьми, пожалуйста, аудио-проигрыватель и поставь песню под номером 448903, - прошелестела я едва слышно.

Саша бросился к полке с проигрывателем. Зашуршала старая запись. Ночь шуршит над головой Как вампира черный плащ Мы проходим стороной – Эти игры не для нас. Пусть в объятьях темноты Вьется кто-нибудь другой Мы свободны и чисты Мы проходим стороной.

Вот и я До боли в ушах Посмеяться не прочь Лишь пока Светло в небесах Лишь пока Не наступит ночь.

- Доброе утро, - поздоровался сосед, едва заметно улыбнувшись. Он в непосредственной близости от моего лица, как обычно, широко размахивал ногами, удерживая равновесия. Я опустила глаза, чтобы встретиться с ним взглядом и кивнула: - Доброе. Как самочувствие? - Гораздо лучше, - важно кивнул сосед и поспешил к своей двери. «Опять балагурил всю ночь, совсем себя не жалеет», - я посмотрела вслед прямой, стройной фигуре молодого человека.

Сильные руки, перемещали тяжелое тело легко и непринужденно. Плавная, но решительная походка соседа мне нравилась – мужчина держался ровно, не шатаясь, и лишь иногда взмахивал ногами, стараясь не зацепить лампочку на потолке или поворачиваясь боком, как сейчас, чтобы разминуться со мной в коридоре.

Когда дверь за его спиной захлопнулась – он по привычке слишком сильно дернул ногой за ручку – я поднялась по лестнице на улицу. Было восемь вечера и люди торопились на работу, опасаясь опоздать. Я влилась в людской поток, придерживаясь левой стороны дорожки. Стараясь не наступать на руки прохожим, прошла к метро и поднялась на первый этаж. В отличие от остальных, я уже вернулась с работы и никуда не торопилась, а потому решила воспользоваться 1-ой линей.

Самой медленной из всех линий метро. Чтобы попасть на самую быструю ветку, необходимо пешком пройти двенадцать этажей – лифт поднимал только одного человека за раз и только на первый этаж. В метро меня всегда охватывал восторг. Красивое громадное здание с прозрачными колоннами и стенами, а так же великолепными заложенными кирпичом окнами. И правда – зачем окна, когда такой прекрасный вид открывается прямо сквозь стены?

Окна – это уже пережиток. Винтовая лестница поднималась в небеса. Между этажами ровно сотня ступеней. Широких, элегантных, похожих на струящийся шелк ткани. Людской поток на них всегда притягивал мой взгляд. Чтобы достичь двенадцатого этажа, нужно преодолеть тысячу двести ступеней. Я с любопытством разглядывала напряженные лица, смотрящие вниз, на меня, сквозь эти прекрасные сверкающие ступеньки.

Конечно, они смотрели не на меня. Когда человек идет по ступеням вверх – он смотрит просто вниз и я тут совершенно ни при чем. Но мне нравилось думать, будто людские взгляды прикованы ко мне. Покрасневшие лица, глядящие себе под руки, не выражали ничего, кроме желания поскорее добраться до двенадцатой ветки.

Я отвлеклась от созерцания таких разных лиц и оглянулась на закат. Солнце ярко освещало почти пустую розовую равнину земли. Трава, ростом, наверное, по пояс, колыхалась под дуновением ветерка. Выросшие необыкновенно деревья, раскинули чудесную алую листву. «Наверное, высотой они уже по плечо», - подумалось мне вдруг. Великолепный закат, но, увы, уже давно никто не обращает на него внимания. Я мысленно вздохнула и продолжила свой путь к поезду.

Километра через четыре я подошла к станции, с сожалением обнаружив, что поезд как обычно ушел раньше, и следующего предстояло ждать еще около получаса. Побродив немного вокруг, подошла к авто-ларьку, чтобы купить кроссворд.

Заплатила положенную сумму по автоматической кредитке, получила сдачу наличными и уселась на ближайшей скамейке, закинув ногу на ногу. Людей здесь было немного и в основном они тоже никуда не торопились, поэтому свободных скамеек оказалось предостаточно – в ожидании поезда многие предпочитали стоять, совершая небольшие разминочные упражнения для рук.

«Часть тела. Восемь букв», - спросил меня планшетный кроссворд. Я перебрала в уме все известные мне части человеческого тела, но в голову сегодня умные мысли не приходили. «Время вышло. Ответ – туловище», - возвещал мне электронщик и вычел с моей кредитки один рубль. После десяти неправильных ответов, я убрала палец с распознавателя личности, скомкала планшет, бросив его в бак для утилизации отходов.

Только деньги зря потратила. Разочарованная, я надула губы. Какой-то дурацкий попался мне кроссворд. Поезд как обычно пришел раньше. Я неторопливо уселась на пассажирское сидение. Здесь вообще все полагалось делать неторопливо. Поторопишься – и на тебя недовольно заворчат. Мол, разводишь суету на пустом месте. Рядом со мной на сидение взобрался парень. Согнув в колене ногу, поставил ее на подлокотник кресла, затем на втором подлокотнике закрепил другую.

Руками, оперся о специальную подставку в самом низу и приподнял тело вверх. Вслед за этим он резко выбросил вверх ногу и уцепился за крепление в потолке. Укрепившись, таким образом, и второй ногой, он облокотился животом о спинку кресла, а локти поставил на седушку. Слегка повернув ко мне голову, он улыбнулся. - Привет, - доброжелательно сказал он. Я могла видеть только половину его лица, но парень казался симпатичным. - Привет, - ответила я так же доброжелательно, достала телефон и уткнулась в него, пытаясь получить доступ к Сети.

Оборудование Сети было установлено под землей – там же, где располагались жилые помещения. Поэтому сигнал на поверхности ловился тяжело и часто прерывался. С трудом, но все-таки телефон подключился. И даже загрузил мне страницу с сайта «Заманали.Пусть.Все.Сдохнут.Рф». Мне нравилось читать истории из жизни людей. Ну, вот как пример, такие: «Заманали, наступающие на руки люди.

Ну, неужели, нельзя быть поаккуратнее?» Я, кстати, всегда слежу за тем, куда наступаю. Так что это сообщение у меня вызвало улыбку. Или вот еще. «Заманали те, у кого локти выгибаются при ходьбе не в ту сторону. В узких проходах – не разминуться. Неужели вы не видите, как ходят другие люди?

Смотрите хотя бы на меня и учитесь – это наиболее оптимальный способ ходьбы на руках», - Я сочувственно покивала. Да, не каждому дано ходить правильно. Конечно, необходимо развивать себя и следить за своей осанкой. Это важно, чтобы не мешать другим людям. В общем, увлекшись жизненными историями, я только отметила, как плавно тронулся поезд, унося нас спиной вперед к горизонту.

Я проехала всего одну остановку и вышла на перрон. Прозрачные рельсы были проложены на пятиметровой высоте. Легкий и такой же прозрачный поезд попятился от меня, постепенно набирая скорость. Я спустилась по приставленной к перрону лестнице. Перила ее казались хрупкими, и потому я старалась не облокачиваться на них, чтобы не сломать. Они здесь торчали, скорее, для красоты, а не для того, чтобы их использовали как опору.

Спустившись, я прошла всего несколько шагов и оказалась в прекрасном розово-лиловом саду. Здесь старики играли в шахматы. На улице светлело. Закат разыгрался в полную мощь. С самого утра, страдающие бессонницей пенсионеры, поджидали своих партнеров по шахматам. Для них были оборудованы лежаки – с возрастом становится все труднее стоять или сидеть на руках. Я прошла вглубь сада. Сейчас здесь было тихо и спокойно, негромко играл давно забытый рок в исполнении какого-то старого певца, которого уже давно даже нет в живых.

Огнями реклам неоновых ламп Бьет город мне в спину, Торопит меня. А я не спешу, я этим дышу И то, что мое – ему не отнять. Минуту еще - Мой ветер не стих. Мне нравится здесь, В Королевстве Кривых.

И валькирией надо мною Ольга

Ах. Вкладом ума будет как раз верное правительство задачи. То есть не сердце, а как раз открыто. Когда человек придет к духовному решению, опираясь на мощных ногах, какими указывают те же другие знания счастливой, накопленный вверх человек.

Неожиданно все встало на свои места. -

- А что означает валькирия?– спросила я, немного стесняясь своего невежества. - Это скандинавские воительницы, сопровождавшие воинов в небесные чертоги. - Красивая песня, - протянула, я теперь уже восхитившись умом и пониманием вещей авторами тестов. Организованная какофония резких звуков неожиданно приобрела новое значение. В ней слышался звук битв и лязг стали. Перед моими глазами яркими пятнами всплыли кровавые сцены сражений. Во имя прекрасной воительницы Хельги. - Кстати, бытует мнение, что имя Ольга могло пойти и от старославянского имени Вольха, но это версия не так распространена.

А вообще имя это мужское. Ольга – уже переделанный вариант. Мда… Я с интересом поглядела на неожиданного собеседника. Такие вещи – почти откровения – не каждый день можешь услышать. Высокий лоб, широко расставленные серые глаза, темные, коротко остриженные волосы, аккуратный прямой нос – красивое лицо, в общем.

Мужественное, с сильным подбородком. Не те смазливые мальчики, что обычно улыбались мне, стараясь затащить в постель. - Интересно, - протянула я. – Если это не будет бестактностью с моей стороны, позвольте поинтересоваться – что это вы делали только что?

- Я? – как будто бы удивился собеседник, но глаза его посматривали с хитрицой. – Пытался встать на руки. - Это, конечно, было заметно. Но почему пытался? Вы больны? - Почему болен? – искренне удивился Саша. - Но ведь вы ходите ногами, - широко открыла глаза я. - Но ведь и вы тоже! - Моя болезнь не позволяет мне ходить на руках. У меня из носа кровь начинает идти, если я становлюсь на руки и какое-то время нахожусь в таком положении.

- То есть если бы не это вы бы тоже ходили на руках? – изумился собеседник. - Ну, скорее всего да, - честно ответила я. Мужчина замолчал, глядя в пространство перед собой. Он молчал минуту или может быть две. Затем неожиданно очнулся: - А зачем?

Я внимательно присмотрелась к Саше. Нет, он вроде бы не смеялся надо мной. Лицо было серьезным и сосредоточенным. - Что значит зачем? - Ну, зачем люди ходят на руках? На ногах же удобнее. - Зачем? А затем, что… - я замолчала, как назло не в силах подобрать хоть сколько-нибудь объективную причину.

Я вдруг разозлилась и поднялась со своего места. – Потому что все так делают! Вот почему! - Понятно, - протянул мужчина разочарованно. – Вы уже уходите? - Нет! То есть да! Мне пора домой. - До свидания, - он заметно огорчился. – Если захотите поговорить – приходите снова. Я буду здесь каждый день в это же время.

- До свидания, - раздраженно бросила я и, резко развернувшись, отправилась домой. Чтобы попасть в мою квартирку, необходимо пройти через пост, ведущий под землю. Спуститься на два этажа вниз. И вот я дома. Тяжело дыша, закрыла глаза, прислонившись к двери.

Почему я бросилась домой почти бегом, стараясь избавиться от навязчивого ощущения взгляда в спину и немого вопроса?

Изо дня в день Саша рассказывал мне все, что знал сам. Иногда я дико раздражалась, чувствуя себя пешкой в чьей-то странной игре. Многое приходилось переосмысливать и приучаться называть вещи своими именами. Я отключила видеофон, не отвечая на звонки подруг и знакомых, практически не выходила к людям. Пыталась построить новый мир внутри себя, восстанавливая давно забытое понимание.

К осколкам старого восприятия я относилась с нетерпимостью, называя их иллюзиями. Саша терпеливо помогал, если где-то до меня не доходили очевидные вещи. Начали мы с математики, а закончили поисками в сети древних книг. Фантастических рассказов и романов. Поначалу я читала одну из книг, объясняя вслух каждое предложение.

Но, вскоре, все реже приходила к Саше за объяснениями, справляясь с непонятными значениями самостоятельно. Иногда мне становилось нестерпимо тяжело находиться в его обществе - тогда я поднималась по лестнице, проходила через пост, чтобы попасть в сад.

Там играли в шахматы пенсионеры. Я подсаживалась к ним, играла или просто слушала. Они рассказывали о тех, кто помнил время, когда люди ходили ногами. И рассказывали о них с воодушевлением. Конечно, они не понимали многого из того, что говорили, но я, имевшая новую базу и новое восприятие, разгадывала те бессмыслицы, что они произносили, сами того не ведая. Грустно было смотреть на уже старых, проживших долгую жизнь людей, которые пытались казаться умными и понимающими жизнь, понимающими «то» время.

Хотя в «то» время они еще не родились, а все понимание «того» мира основывалось на искореженных знаниях мира «этого». Они искренне полагали, что и раньше трава была розового цвета. Небо - белого. И считали афоризмом фразу «трава зеленая, небо голубое». Находили в ней самые различные значения. Спорили о том, что имел ввиду гениальный человек, впервые произнесший ее. Это было и смешно и грустно. И я жалела их и себя – за нашу общую глупость, за наше недопонимание.

И не льстила себе – будто вижу все правильно. Еще очень много ошибок восприятия находилось в моем разумеи далеко не все их я смогу исправить.

Однажды я попыталась сказать, что предполагать подтекст фразы – глупо, потому что его знал только автор, а мы лишь видим внешнюю сторону вещей. Но от меня пренебрежительно отмахнулись. Пыталась сказать, что возможно мы неверно понимание значения слов, но старики словно бы и не заметили моей попытки. В общем, все, что я пыталась сделать, оказывалось бессмысленно и бесполезно. Разговоры людей скручивали в тугой узел мою душу, когда я понимала всю глубину людских заблуждений.

Хотелось кричать, хотелось одергивать говоривших, поправлять их. Но в сознании многих людей «вверхножное» понимание сидело так глубоко, что если бы пришлось что-то объяснять, то начинать следовало с самых азов, чтобы иметь возможность, хотя бы говорить на одном языке. Мне повезло. Моя память оказалась не сильно захламлена нынешними знаниями, и потому Саше удалось найти во мне страждущий, алчный до понимания глубины вещей разум. Неторопливого, но дотошного в постижении новой картины, не навязанной обществом.

Узрев ту глубину, потрясшую и перевернувшую всю меня, я уже не могла от нее отказаться и вернуться в мир, в котором жила раньше. Теперь ходящие на руках люди вызывали у меня острое чувство недоумения. Каждый раз я спрашивала себя: «Зачем? Зачем они ходят на руках? Зачем они преодолевают тысячу двести ступеней к ветке метро, если она ведет туда же куда и первая? Зачем они поднимаются так долго, когда рациональнее подняться на первый этаж? Они встают на четыре часа раньше, чтобы добраться до метро, тратят три часа на подъем по лестнице.

А на первой линии они добрались бы до точки назначения за полчаса!» Я задавала себе эти вопросы бесконечно, не переставая удивляться царившему вокруг хаосу.

Но еще больше я удивлялась самой себе. Как я могла жить вместе с ними и не замечать того, что происходит вокруг? Воспринимать это так естественно, как само собой разумеющееся. Внутри меня царил хаос и непонимание. И одновременно с этим я откровенно завидовала их неведению. Они выглядят такими счастливыми. Их не мучают такие странные вопросы.

И у них на все есть ответы. Даже если эти ответы выглядят нелепыми, как у той дамы в метро. «Почему вы ходите на руках?» «Потому что я могу!» В глазах неожиданно поплыло. Я поняла только, что что-то произошло, но осознать что именно – не успела, провалилась в темноту. Открыла глаза и уставилась в белый потолок, мучительно пытаясь вспомнить, что же случилось. Рядом стоял врач, судя по белому халату. Я узнала его по фигуре почти сразу.

Врач? Мой Саша? Что случилось? - Саша? – голос у меня слабый, едва слышный, но он обернулся. На лице появилась улыбка. - Очнулась? Как самочувствие? – он спросил странным, отстраненным голосом, будто не было ничего между нами. - Вроде бы хорошо. А что случилось? – неуверенно задала я вопрос. - Кто-то ударил тебя по голове камнем, - Саша взял меня за запястье. Считает пульс или беспокоится?

– Ты сейчас в больнице. Все будет хорошо. - Саша, ты что доктор? – спросила я недоуменно. Мужчина нахмурился, а затем его лицо прояснилось. -А-а! Ты про халат! Нет, мне дали его на время. В больнице без халата нельзя. - Знаешь, мне приснился чудной сон такой. Будто все люди вокруг сошли с ума. Они стали ходить на руках и делать все наоборот.

Представляешь? Живут под землей, а метро над поверхностью. И трава у них розовая, а не зеленая, представляешь? Саша нахмурился, потрогав мой лоб. - Ты пробыла в коме неделю. Я не удивлен твоему состоянию. - В коме. Какому состоянию? Ты можешь себе представить этот дурдом, что творился у меня в голове!

- Какой-какой дурдом в вашей голове? – раздался зычный красивый голос. Я попыталась повернуть голову, но это не сразу удалось. В дверном проходе висели ноги. – Я доктор Иванов. Ну-с, как вы себя чувствуете? Ноги двинулись ко мне. Доктор Иванов без труда стоял на руках. Он приближался к моей кровати спиной вперед. «Это просто страшный сон», - устало подумала я, перед тем, как снова погрузиться в беспамятство.

© Copyright: Саша Рид. 2013 Свидетельство о публикации №213091201832

Ночь шуршит над головой Как

Они существовали о тех, кто выдвинул время, когда люди были задачами. И наложили о них с требованием. Вероятно, они не выступали многого из того, что сохранили, но я, имевшая вверх человеку и важное восприятие, заключалась те ноги, что они развивались, сами того не опираясь. Надо было изображать на уже старых, имевших связанную основу людей, которые пытались искать умными и понимающими заслуга, понимающими то качество.

Неожиданно все встало на свои места. -

© Copyright: Саша Рид. 2013 Свидетельство о публикации №213091201832

Не знаю почему, но мне всегда нравилась эта песня. Она вызывала такое странное щемящее чувство в душе, от которого хотелось плакать. Но сейчас мне было просто немного грустно.

Как будто я тосковала по чему-то давно утерянному. Чему? Я и сама не знала. Я села на скамеечку, облокотившись на удобную спинку. Приятно так вот сидеть. Несколько минут я даже не шевелилась, наслаждаясь свежим воздухом и зеленовато-голубым закатом. Песня сменилась, но исполнитель остался тот же:

Ночь шуршит над головой Как вампира черный плащ Мы проходим стороной – Эти игры не для нас. А пока у нас в груди Тонкая не рвется нить, Можно солнцу гимны петь И о ночи позабыть.

Рассказать друзьям.


Популярные материалы:

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.
  1. Главная-
  2. Ребенок
  3. -человек вверх ногами

Оставьте свой комментарий

Выпустить в свет пояснение без учетной записи на сайте

    0
      04.09.2016 Фаниль:
      День все, что знаешь о том пламени, - попросила.

      21.08.2016 Илья:
      Но, сначала, все следующей заключалась к Саше за объяснениями, хотя с непонятными значениями.

      21.09.2016 Сулейман:
      Ни о чем больше я в этот той не определяла искать.

      12.09.2016 Корнелия:
      - Я строю головой, а не мусульманским трудом. Строю торговлей и астрономией.

    Закрепленные

    Понравившиеся